Интервью с юристом Аленой Кузьминой

Интервью с юристом Аленой Кузьминой

На финале конкурса игровых судебных процессов «Суд да дело» участники не только пробовали себя в роли сторон заседания, но и посещали образовательную программу от партнеров и организаторов. Одну из лекций провели Сбер Геймс & Semenov&Pevzner: старший юрист Алёна Кузьмина рассказала об исключительных правах разработчиков видеоигр.

Нам удалось побеседовать с Аленой и узнать, насколько сейчас актуальна гейм индустрия, что самое сложное в работе юристом в данной области, и как школьнику, который просто любит играть в игры, и хочет поступать на юриста понять, что ему нужно выбрать себе специализацию гейминг?

- Алена, что нужно, чтобы стать классным юристом в гейминг-индустрии? Важно ли самому играть в игры?

Во-первых,  сразу скажу, что для этого не надо играть в игры. Достаточно просто любить право интеллектуальной собственности, понимать его самые базовые основы, парировать в самой концепции и  иметь представление о судебной практике.

Гейминг – это просто индустрия, а интеллектуальная собственность, она достаточно гибкая. Несмотря на то, что в России все-таки доминирует (грубо говоря) «позитивистское» правопонимание, иногда выносят неплохие судебные решения, которые могут восполнить какие-то пробелы в законодательстве.

Я очень рекомендую всем студентам и абитуриентам, которые поступят на факультет права в Вышке делать упор с самого начала на гражданское право. Сейчас на факультете права в Вышке много новых классных преподавателей,  практикующих юристов, что очень важно. Обязательно всем студентам нужно начинать именно с гражданского права. Да, оно очень большое и разнообразное, но его основам нужно уделять особенное внимание, потом –будет проще.

- Какие моменты Вам кажутся самыми сложными в работе юриста игр? Что самое сложное в работе юристом в сфере игр?

Первое, это – частое непонимание судов того, что такое видеоигра. Я говорила на лекции, что, к сожалению, суды, особенно региональные, могут отказать в иске в силу положений статьи 1062 ГК, в которой указано, что азартные игры не подлежат правовой охране вообще. Многие суды считают, что видеоигра это всего лишь азартная игра.

В доктрине и правоприменительной практике США есть интересная концепция «magic circle test» (концепция волшебного круга), которая описывает ситуации, когда есть грань между реальным миром и виртуальным и когда они могут пересекаться. То есть те последствия, которые возникают в реальной жизни (если они наступают) то видеоигра и правоотношения, которые следуют из нее, должны охраняться, например, если у тебя украли аккаунт, который ты купил или прокачал и вложил туда очень много реальных денег… А люди тратят миллионы на покупку внутриигровых ценностей, валюты, всяких доспехов, прокачивание персонажа – его вида, одежды и многое другое!

Если кто-то крадет ваш аккаунт, то суды обязаны принять ваш иск. Более того, здесь можно и нужно применять уголовно правовые понятия, как мошенничество. Но суды этого не понимают, ведь они считают, что видеоигра – это всего лишь  игра, это что-то для школьников  и все, и из-за этого отказывают в исках.

Сейчас вроде суды постепенно отходят от этого, но, к сожалению, такие практики до сих пор встречаются, особенно много кейсов с онлайн играми.

Второй момент, суды довольно часто отказываются применять закон о защите прав потребителей в этой сфере.  Пользователи принимают оговоренные пользовательские соглашения, но, обычно не читают их, не знают, на что они подписываются, они находятся в уязвимом положении. По идее закон о защите прав потребителей в данной ситуации должен применяться, но здесь проблема как в неправильном толковании норм, так и в несколько устаревшем законе о защите прав потребителей, который заточен под классические «товары/работы/услуги в оффлайне».

- Как вы считаете, есть ли шанс, что эта ситуация изменится в ближайшие 10 лет?

Я считаю, что нужно создавать больше судебной практики, у нас ее пока очень мало. Недавно я делала обзор, готовила литературу, изучала российскую судебную практику и поняла, что можно пересчитать по пальцам решения, которые бы, во-первых, вставали на сторону потребителя, а во-вторых, относились бы к видеоигре, не как к азартной.

Нужно создавать судебную практику, нужно подробно объяснять судам, что это такое, как работает, применять зарубежные доктрины, объяснять, почему они должны быть применены. Ту же концепцию волшебного круга можно пробовать внедрить. Об этом сейчас уже многие говорят, но, к сожалению, мало кто готов на это, потому что это несет за собой судебные издержки и так называемый «exposure», т.е. скорее всего ты появишься в новостях, не все крупные компании-правообладатели на это готовы.

Я думаю, что ситуация будет меняться, потому что сейчас многое переходит в онлайн, особенно в связи с пандемией. Сейчас все глобально изменяется, суды сами переходят на видео конференции, заседания проводятся по видео связи. Я думаю, что через несколько лет это будет уже меняться.

- Как школьнику, который просто любит играть в игры, и вроде бы хочет поступать на юриста понять, что ему нужно выбрать себе специализацию гейминг?

Я бы рекомендовала не зацикливаться на какой-то слишком узкой специализации, лучше быть разносторонним юристом. Если ты решил поступать на юридический, то тогда будь юристом с упором на интеллектуальную собственность, раз тебе интересно именно эта отрасль, потому что сегодня есть потребность в юристах из гейм-индустрии, а завтра она может отпасть. А так у тебя будет возможность заняться чем-то другим: товарными знаками, патентным правом, кино-индустрией, музыкальной индустрией, и ты сможешь спокойно перейти туда. Я бы советовала делать акцент на отрасли права, нежели чем на какой-то точечной индустрии, не надо к ней привязываться.

- Должна ли быть у юриста это одна специализация или комфортнее быть специалистом в нескольких областях?

Если вы решили, что хотите заниматься интеллектуальной собственностью, занимайтесь. Вы можете потом выбрать определенный подвид. Хочешь работать в консалтинге, в юридических фирмах, тогда желательно специализироваться на защите всех прав интеллектуальной собственности и судебного процесса. Если ты хочешь работать в инхаусе, то в таком случае часто может быть достаточно базовых знаний гражданского права и интеллектуальной собственности, если ты не собираешься ходить в суды и быть большим литигатором. Поэтому здесь все зависит от желаний. Хочешь развиваться по защите авторских прав, иди в консалтинг. Хочешь быть патентным поверенным, сдавай экзамен, проходи практику и иди также в консалтинговое бюро. Некоторые, например, занимаются только регистрацией товарных знаков, только регистрацией патентов. Где-то на четвертом курсе бакалавриата студенты примерно понимают, в какой сфере они хотят развиваться дальше. Все зависит от личных предпочтений.

Мне всегда была интересна развлекательная индустрия. Когда я заканчивала Вышку,  я загорелась  киноиндустрией, защитой авторских прав, тогда как раз вступал в силу антипиратский закон, закон о блокировке сайтов (но только в хорошем смысле, когда блокируют реальных нарушителей и борются с глобальным пиратством). Тогда я начинала работать в своей первой компании, которая занималась защитой авторских прав онлайн. Мы практиковались в судах и были первыми, кто с большой киностудией пошли в суд и выиграли первые дела по блокировке пиратских сайтов. Об этом писали даже в зарубежном Hollywood Reporter, что впервые был применен российский антипиратский закон, заблокировали крупные пиратские стриминговые сайты и торренты.  

Следующий совет будет заключаться в том, что, не поработав, ты не узнаешь, где тебе интересно. Вдруг ты поработаешь юристом и решишь уйти в маркетинг или уехать в другую страну быть режиссером. Учиться – это классно, но я максимально рекомендую пробиваться на различные стажировки, благо Вышка дает много возможностей. В нее приходят много практикующих юристов из разных фирм, и они могут студентов отбирать к себе на стажировку. Есть также множество программ стажировок, на них нужно подаваться. Надо пробовать, испытывать судьбу, потому что ты зашлешь свое резюме в 100 компаний, и только одна, как правило, выберет тебя. Такова жизнь.

- Насколько перспективна гейминг-индустрия сейчас?

Мне кажется, это хороший тренд, особенно в юриспруденции. Сейчас проходят множество конференций, круглых столов и мероприятий,  посвященных киберспортивному праву, праву видеоигр. Эта отрасль в России долгое время была пустой, почти никто не освещал эту тему.  У нас ничтожное количество кейсов, а на западе это очень сильно развито, в азиатских странах тоже: даже на уровне уголовного закона, преследуется люди, занимающиеся читерством, люди могут получить многотысячные штрафы в долларах,  там даже могут сажать людей за читерство, особенно разработчиков читерских софтов, распространяющих их на коммерческо основе.

В России гейминг-индустрия только начинает развиваться, в частности благодаря юристам-пионерам, которые продвигают это в массы на уровне передачи знаний. Сейчас на рынок вышло много зарубежных IT компаний, и им тоже нужно охранять интеллектуальную собственность, потому что интеллектуальная собственность – это по сути все, что есть у разработчика видеоигры.

В России сильно развита IT индустрия, не только касательно видеоигр, а в принципе, финтех, например. Любое приложение подразумевает интеллектуальную собственность, которая может в любой момент быть кем-то нарушена – и это нужно охранять. Когда зарубежная компания выходит на российский рынок, им нужно понимать, какие риски могут быть, с чем они могут встретиться как на уровне индустрии, так и на уровне законов, органов власти административных, на уровне судов, какие налоговые обязательства могут возникнуть, касающиеся интеллектуальной собственности, лицензионных соглашений и т.д. То есть это комплексная история, которая сейчас в России развивается на академическом уровне, и очень надеюсь, что дальше она разовьется на уровне судебной практики и законодательства.

- Какое пожелание Вы бы дали тем, кто только начинает свой путь?

Я дам совет поступающим, тем,  кто пойдет на факультет права в Вышку – не бойтесь четырех сессий в год, это даже иногда проще, пробивайтесь на стажировки и делайте акцент на гражданском праве, отличайте право от закона, помните что право – не равно закон. Вырабатывайте именно понимание нормы, не надо заниматься зубрежкой, вырабатывайте общее понимание тех или иных концепций, так вам будет проще парировать в судах, в своей работе, если вы будете работать юристами.